Бультерьер

Прошлое и настоящее бультерьера в России
Убежден, что наши отношения с животными - одна из ниш совести
А.Джигарханян

 

Люди, фанатично любящие бультерьера, в России есть и будут. Но мне не дает покоя мысль, насколько бы гармонично развивалась эта порода, если бы не случайные люди, сделавшие в свое время ставку на экзотичность бультерьера, на его разноплановый потенциал, на коммерческий интерес. Я все думаю, почему породу не миновала чаша сия - столько исковерканных собачьих душ принесено в жертву мракобесию совсем недалекого прошлого. Мне больно касаться этой темы, ее болезненные раны очень чувствительны. Но, видимо, избежать "режущих" сторон не получится. 

 

БультерьерыСтоит помнить, какой бешенный и нездоровый интерес был проявлен к породе, на ее первых шагах у нас в России. Тогда, когда не успевали завозить щенков из-за рубежа, началось "русское" размножение. Спрос намного превышал предложение. Вот тогда было напрочь забыто слово "творчество" в создании породы, вот тогда был нанесен колоссальный по своим масштабам урон породе как таковой. Вязались все представители, не взирая на качество как экстерьера, так и психики. Машина запущена без тормозов. Результаты "клонирования" не заставили себя долго ждать. Появились собаки с нарушенными функциями нервной системы, неуправляемые и непредсказуемые в своем поведении, неправильно воспитанные, став явной обузой для своих владельцев, людей, впервые столкнувшихся с подобным. Отсюда и лавина отторжения обществом, притча во языцех - бультерьер. Люди забыли, а кто и не знал, что порода, на своей исторической родине в Англии формировалась постепенно: наравне с выносливостью вырабатывалось доброе отношение к человеку. В течение 100 лет кропотливо и с любовью порода шлифовалась, как алмаз, учитывая все нюансы ее дальнейшего триумфального шествия по всему миру. Видимо, не все было учтено. Российский менталитет стал камнем преткновения за каких-то 10 лет. Произошел распад на 5 основных категорий людей, так или иначе приобщенных к породе. Первые - это люди, которые уже поняли, что это уже не коммерческая порода. Выжаты все соки, сняты сливки. Популярность давно прошла и нет смысла топтаться на одном месте. 

 

Вторые - случайные попутчики. Разочаровавшись и так и не поняв, в чем прелесть и очарование породы. Их первый и последний бультерьер был испорчен (редко кто осознавал кем или чем именно). Избавление от собаки было естественным продолжением - отмахнуться и забыть. Вобщем, схватив ношу не по себе, пеняют на ношу. Следующая категория - наблюдатели. У них никогда не было бультерьера и может никогда не быть. Они, как им кажется, правильно информированы о породе. Их мнение зачастую противоречиво. Они с удовольствием бы приобрели буля, если бы это не было связано с определенными жертвами материального или морального плана. При встрече с чужой собакой они полны восторга, но вскоре их пыл остывает, и эмоции уходят на задний план. Иногда правда они звонят по объявлениям о продаже щенков бультерьера, досконально интересуясь щенками и даже горя желанием приобрести щенка, берут адрес. И больше не звонят никогда, чем приводят в недоумение заводчиков. Кто знает, что на самом деле руководит их мыслями? 

 

"Пусть нет любви, зачем же ненавидеть?" Фигаро. Бомарше. Это группа ненавистников, в основном, от страха. Начитавшись и наслушавшись всякой ахинеи, верны своим предрассудкам до конца, изливая поток нелепых высказываний и оскорблений. Бессознательно запутавшиеся полные невежды, громко высказывают свои антипатии вслед человеку с бультерьером, показывая пальцем. Бескультурие и откровенное хамство людей, созданных богом в плохом настроении. Их ненависть порой доходит до абсурда, иногда принимая уродливые формы. И как сказал Чадский в "Горе от Ума": "все гонят, все клянут, мучителей толпа". 

 

И последние - они-то и есть истинное украшение племени собаководов. Любят, любят всегда! Учатся на ошибках, пренебрегая трудностями. Они никогда не облегчат себе жизнь, бросив собаку на произвол судьбы. Всегда будут гордится ею на выставках, трепетать над ее потомством, причем часто над довольно уже взрослым. А после ее естественной смерти или не дай бог трагической гибели, оплакивая всей семьей и так и не найдя ни минуты покоя, принесут в свой дом вточь такого же маленького ратника. Именно благодаря им, порода еще существует в России, и будет существовать всегда. Они защитники ее достоинства, ее будущее. Именно от них зависит, будут ли в дальнейшем у породы такие почитатели. Хотя и не очень просто анализировать тему социализации бультерьера в России, я все чаще прихожу к мысли, что не совсем вовремя и как с другой планеты попал он в эту страну. В страну глубокого инферно. 

 

Стоит заглянуть в наше не столь далекое прошлое и мы увидим, что собака как таковая занимала только определенную нишу - это охрана, охота и развлечение. Для охраны - сторожевые, недоверчивые и злобные псины, для охоты - работящие, угодливые, азартные, для забавы - ручные, слезиводрожащие, хрупкие создания. В России собаки всегда предназначались для определенных функций, наравне с сельскохозяйственными животными. Будки, псарни и топчанчики - жизненная среда на протяжении столетий. И этот стереотип не изжит до сих пор. Параллельно служебному развивалось и декоративное собаководство. С открытием "занавеса" пошел поток "заморского зверья" - пород экзотичных, редких и престижных. Хрупких психологически "европейцев", утонченных с налетом древности "азиатов" и стоящих особняком собак с Туманного Альбиона. Ведь именно англичане более, чем другие нации относились и относятся к собаке как к личности. И далеко не каждая порода могла прижиться в будке, псарне и на топчанчике. Многим из них жизненно необходимо было не просто тесное общение, а в первую очередь уважение, интеллектуальный контакт и понимание. А такого опыта было явно недостаточно, он не был наработан в прошлом. 

 

Поэтому в России бультерьер почти не прижился, оставаясь в массовом сознании не познанным для обывательского понимания. Хотя во всем мире этот истинный англосакс покорил все вершины своей непохожестью ни на одну другую породу. Зато теперь, в последнее время, вино эмоций устоялось. Я очень хочу верить, что худшие времена у любимой породы позади. Существенный спад в размножении пошел только на пользу бультерьеру. Почти по количеству желающих иметь неординарную личность на другом конце поводка. Ведь чем сложнее замок, тем меньше к нему подходит ключей. И это прорыв из тухлого болота, свежий взгляд на породу в целом. Бультерьеру не нужна дешевая популярность. Но пусть выпадет на его долю редкая и настоящая любовь просто хорошего человека.

 

Руководитель породы, председатель клуба,
Шалагина Галина Владимировна 

Вернуться